Vulkan HeStan
Заходите, открыто. Вас предупреждали.
Итак, хозяин добрался до своего гостеприимного приюта, отмок от всякого наросшего на тело полигона, отдохнул, несколько оправился от настойчивой болезни и теперь строчит отчёт.
В этом путешествии я носил гордое ирландское имя Фингалл (в английской версии - Фингал) (Fionnghall, от гаэльск. fionn - белый, чистый + gall -странник). Где стояло ударение, я так и не определился.
Выбирая это имя на рассвете за несколько часов до отъезда, я сразу понял - это моё. Это то, что мне нужно.
Изначально я выбирал это имя в качестве своеобразной насмешки. И не пожалел об этом: с этого имени смеялся не только я.
Кроме того, это имя, как выяснилось позже, задало мне мою игру...
(сразу предупреждаю читающих: год в игре считался равным дню реального времени, то есть один месяц равнялся двум часам. Игровая эпоха - 1012-1014 год)

Утро, шесть сорок пять. Час до выезда из дома. Топор проклеен и доделан, всё нужное запихано в рюкзак, а в наушниках играет песня Любэ "Я пойду по полю с конём" на исландском языке. Имя "Фингалл" было выбрано в шутку: в русском значении оно звучало довольно смешно. Кроме того, перевод имен отражал суть костюма: белая рубаха, белые же штаны и белые же обмотки на ноги. Начало поездки вышло забавным: Фингалл внезапно стал одним из сыновей клана Эбботов. Команда, которая изначально должна была выезжать Эбботами, дальними родственниками королевы-жены Шеннон О`Салливан, слилась до выезда, в результате чего Эбботы первого состава выбыли из списка игровых кланов. А в электричке внезапно выяснилось, что практически никто не прорабатывал себе квенту и не знал, к какому же клану он будет принадлежать. Таким образом, произошло своеобразное перерождение клана Эбботов в его младшую ветвь. В пути же был выбран старший в клане и распределено старшинство внутри клана. И, что более важно для Фингалла, была придумана и (с учётом перевода его имени, которое окончательно стало его "официальным" именем) проработана его квента, которая отражала другой перевод имени персонажа: странствовал так, что порастерял почти всё начисто. Один из нашей команды, наёмник-венд, всю дорогу и всю весну следующего года предлагал пометить меня, чтоб облегчить запоминание имени. Я не доставил ему такой чести.
По прибытию к полигону по тропке в стиле "с горки на горку по городу Загорску" отряд, благословляя всех богов Ирландии, избавился от рюкзаков. Тут-то со мной и случился конфуз: выяснилось, что я не умею пользоваться плащ-палаткой, так как первый раз в жизни её увидел. Благо, у главы нашего клана в палатке нашлось много места, так что я не остался бездомным. Таким образом состоялось прибытие на место предстоящего действа.
Фингалл Эббот был готов встретить новый год.

Весна оказалась приветливой к прибывшему клану, как и лето: летом мы сдали взносы Макару (мастер игры), обрели наши игровые деньги и игровые паспорта. Там же состоялась и вторая метаморфоза Фингалла: клан вспомнил, что за отцов-матерей-детей предполагаются бонусы к перерождению после смерти. А так как смерть могла прийти очень и очень неожиданно, все сразу же начали менять внутреннюю структуру клана... Таким образом Фингалл внезапно стал сыном главы клана и обзавёлся двумя потомками: дочерью Морриган и сыном Дигланом. Квента персонажа была органично переработана в соответствии с духом времени и образом моего персонажа.
На параде рядом с нами стояли викинги, которые, видимо, уже вжились в роль, так как вели себя подобающе неподобающе и уже поддали. Меня это раздражало, но ещё больше нарушать некоторый порядок парада не хотелось.
Зато потом после парада искренне хотелось высказать все свои мысли, когда первую битву мастера решили организовать на холме. А когда Фингалла уработали в спину свои же... в лагере я высказал всё, что думаю по этому поводу.
Также мне-Фингаллу пришлось вспомнить опыт позапрошлой игры и наизусть воспроизвести католическую молитву. Но, помимо всего прочего, мне-Фингаллу удалось придумать забавное объяснение такому хорошему её запоминанию...
- Папа / братец, скажи, а как ты так хорошо помнишь молитву? Ты что, священником был?
- Ну понимаешь ли сын / дочь / братец... однажды, с тяжёлого похмелья, я перепутал церковь с кабаком. А потом, с хорошего перепою, перепутал ещё раз... и ещё несколько раз.
- Но как же тебя не выгнали из церкви? Ты ж такой шумный, да ещё и пьяный...
- Ну... я сидел на задних скамьях и подпитый. *ухмылка*
Всю осень я ходил гордый за себя после этого. А когда я узнал, что мой сын Диглан помог спасти королеву Шеннон от нападения, настроение на осень и первую половину зимы было окончательно поднято. И с этим настроением мы строили королевский замок без помощи его слуг.
Вторая же половина зимы запомнилась поисками пропавшей королевы-жены Шеннон по всему полигону. В итоге мы с Ратмиром (наёмник-венд, один из телохранителей королевы Шеннон) словили оглушение и чуть не были повешены в одном из городов, нашли пропавшую фрейлину королевы в изрядном подпитии, искупали берцы в болотах полигона и отгоняли неизвестную нам нечисть ножом и молитвами. Хорошо ж я-Фингалл зашёл в тот кабак, однако. В конце зимы мы всё же выяснили, что королеву похитили. Нам предстоял весёлый и насыщенный год, а потому Фингалл отправился спать. Как-никак, Фингалл был верен королеве Шеннон, которой он и его клан давал клятвы верности...

Это лето началось с хорошенькой побудки: армия короля должна была выдвигаться в поход и сражаться. Что ж, сражаться, так сражаться, чего уж там. Тем более, это был шанс спасти нашу королеву Шеннон, которая была не только нашей госпожой, но и дальней родственницей Эбботам. Потому, взяв в руки свой двуручный топор с именем "Насмешка", я-Фингалл отправился воевать. Скажу честно, битва не задалась с самого начала - наш поединщик проиграл в бою своему сопернику.
В бою щитники смогли зацепить мою секиру и вырвать её из рук. Я-Фингалл, конечно, смог снова поднять её. Однако обнаружил щитника с мечом, копейщика и человека с сулицей наготове, стоящих прямо напротив меня. Все мои мысли в этот момент прекрасно передаются нецензурной лексикой. Старину Фингалла уложили и едва не убили. Однако у проходящего мимо копейщика были несколько другие планы... Он попросил лекаря исцелить меня и взять меня в качестве приза, иначе - раба. Раненный в том же бою сынишка Диглан очень расстроился, когда узнал о судьбе своего отца. Однако я ему сразу сказал: "Не волнуйся, папаша Фингалл найдёт способ выбраться". И таки нашёл.
Но сначала Фингалл в качестве раба лекаря понаблюдал за неудачной осадой Коннахта, после увидел зрелище сожжённой палатки ярла Вига-Эйнара, а после оказался подарен его жене... которая проводила меня в камеру к королеве Шеннон! Изображая ранение, я замаскировал Насмешку под костыль, чтобы не вызывать подозрения у стражников. И мне это удалось. Я даже предложил королеве Шеннон план побега. Однако она оказалась смиренным человеком и достойно приняла свою судьбу.
Позже я стал трэлем самого Вига-Эйнара, где мне довелось видеть низложение своей королевы Брианном Бору и распространение грязных слухов о смерти её мужа Маэл Мордх Мак Мурхада. В тот момент мне хотелось вынуть Насмешку, броситься на короля Брианна и изрубить его. Не знаю, почему я этого не сделал - из трусости или из воли Фингалла к жизни. Там же я узнал о том, что госпоже Шеннон предложил свою руку и сердце Льеотольф Арнкельсон, шурин жены ярла Вига-Эйнара. Внутри себя я сразу не одобрил этот брак. Однако то, что госпожа Шеннон доверила мне муки своего сердца мне-Фингаллу, простому воину, оказалось очень большой для меня-Фингалла честью. И потрясением. Наши мировоззрения не совпадали... но я не считал свой совет необходимым в таком деле.
Позже мне удалось выпросить у Вига-Эйнара право сопровождать госпожу Шеннон в её странствиях и подчиняться непосредственно ей. Таки образом окончился период моего рабства, длившийся меньше чем три месяца. Как я и говорил своему сыну, "старина Фингалл найдёт способ выбраться". По прибытии в Нейс меня ждали невесёлые вести: мой брат Джерард умер в том же бою, а королева-сестра Гормлёт подозревала госпожу Шеннон в предательстве. Ох была права насчёт неё "Сага о Ньяле", ой как права... Однако то, что король Мак Мурхад был жив, обрадовало Фингалла, и я отправился сообщить эту весть госпоже Шеннон.
Однако реакция на весть оказалась далеко не такой, как я ожидал. Госпожа Шеннон, и так мечущаяся между постригом и выходом замуж за Льеотольфа, оказалась перед ещё более тяжёлым выбором. А потому я просто сопровождал госпожу Шеннон и принимал вино от жены ярла и её дочери. Вино у них было отменное - меня-Фингалла хорошо повело (не знаю, от количества или от качества).
Зимой же был забавный поход с дочерью Тары О`Хологан в трактир. А забавен он был уже тем, что мне пришлось поставить свою жизнь за безопасность и невредимость их дочери. К счастью, этот крайний случай обошёл меня-Фингалла стороной.

Весна этого года оказалась такой же, как и говорили предсказатели погоды: с падающим снегом и температурой, упорно стремящейся к минусу. Собственно, по этой причине, я не очень-то и пошёл на парад закрытия, собравший менее трети начального числа игроков: сохранить костёр и погреться возле него показалось мне большей ценностью. После отъезда госпожи Шеннон наша команда отправилась строить лагерь на месте длинного дома, в котором обитала королева-сестра: переждать прохладный год до отъезда там показалось привлекательной идеей. Я же отправился помогать с отъездом другим игрокам, чьи самоходные телеги застревали на грязных склонах ирландских холмов, в том числе и нашему бывшему королю. Спустившись после этого, я включился в житьё нашего отряда в длинном доме и подготовке к зимовке в условиях негостеприимной зимы.

Пробуждение было лёгким, но безрадостным: сна мне выпало меньше двух часов реального времени. Доходило до того, что в полусне я сочинял бредовые стихи. Вкупе с компанией двух больных лиц в палатке, недоеданием, стучащимся в стенки желудка графом де Блюэ и суровым 1014 годом, который и не думал смилостивиться над жителями Ирландии после своего превращения в 1015, оно дало свои результаты: даже крепкое здоровье Фингалла, испытанное годами странствий, дало слабину. Сборы нашего лагеря проходили в обстановке подпинывания болеющего тела волей и рассудком. Точно так же, несмотря на попытки моего тела задохнуться, проходил путь до станции. Однако наша электричка умчалась раньше: сказалась медлительность группы в сборах и небыстрый темп хода из-за болезни половины отряда (а, как известно, отряд движется со скоростью самых медленных его членов). Несмотря на отторжение моим организмом пищи и настойчивые требования графа об аудиенции, урывочный сон на вокзалах, коленках друзей и сиденьях электричек на всём протяжении пути принёс свой эффект - болезнь начала отступать. Из-за опоздания на первую электричку вместо расчётного прибытия в середине осени (16:30), прибыли мы в середине зимы (22:30). Последнее за эту игру построение отряда "в кружочек" и последний клич остался в памяти отдельно отпечатавшимся моментом (см. "Вся игра в одной фразе"). А по прибытии в родные стены Фингалл познал величайшее наслаждение, доступное смертному: помылся. Ибо снять с себя наросший слой сажи, дыма, пота и полигонной пыли было бесценно. Кроме того, час безвылазной горячей ванны помог организму нагреться и получить сил на борьбу с болезнью, а мышцам - прекрасно расслабиться. А о том, каков был сон после такого подарка судьбы, я оставлю догадаться читателям.

"Всё, пиздец." (С) Гюрята Ратиборов сын, наёмник-венд.

Игра на твёрдую четвёрку. Мог бы и сам лучше поиграть, можно было бы в некоторых аспектах и игру сделать лучше. Мистика оказалась свежим веянием, за это плюс. Но в целом эта игра мне запомнится надолго.

И Белый Странник, переживший перипетии борьбы королей и королев (а также одного короля и королеву), со слегка печальным сердцем уходит в новый, далёкий путь.

Свет улыбки в серых глазах,
И Насмешка в верных руках.
Сквозь туманный вал
На закат шагал
Воин Эйры - Белый Странник, Фингалл...

@музыка: Ylfa Mist – Skór

@темы: Руна Райдо, вулкан эмоций, фехтовальные мюсли